С 25 по 28 августа в Успенском кафедральном соборе будут находиться мощи св. Матроны Московской. Мощи будут доставлены 25 августа к началу Божественной литургии в 9:00.

Вы здесь

Почему я редко хожу в Церковь (часть 2)


     2. Суеверия, страх, малограмотность, слухи, стереотипы, нерешительность, разочарование...

Вынесенные в заглавие этой части понятия для многих становятся весомыми причинами, которые рождают сомнения в истинности Православной веры. И действительно, если некоторые крещёные люди, называющие себя православными, считают, что грехи могут быть переданы от свечи другого человека, что грехом можно «заразиться», как гриппом, то и впрямь, зачем ходить в храм? Мало ли кто поставит свечу рядом с твоей свечой? А еще многие упрямо верят в то, что якобы родственникам покойного нельзя нести гроб, иначе тем самым родственник приближает свою собственную смерть. И таких примеров — тьма! Из-за подобных суеверий и слухов рождается страх. Плакать надо о таких «христианах», не знающих, в чём заключается суть христианства. А кто же объяснит, кто поможет? Вроде бы надо ходить в храм, но как, если ты ничего не знаешь — не знаешь, куда встать, что делать? Спрашивать как-то неудобно, все заняты. И возникает у людей психологический барьер, несмотря на то, что литература сегодня очень доступна. Придёшь за помощью, советом или просто из любопытства к последователям учения любви, а в ответ на тебя в лучшем случае гневно посмотрят. Чего только стоят некоторые «православные» бабушки, «с любовью» принимающие людей, перешагнувших порог храма. Да и священники, бывает, такое скажут... Так что иногда легче найти ответ в книге. К тому же, далеко не все прихожане и священнослужители богословски образованы. Кстати, почти при всех храмах в наше время можно получить начальное богословское образование на занятиях по катехизации в переводе с греческого языка «катехизация» — устное наставление в вере). Есть и в интернете наставляющие в вере материалы. Например, по адресу www.azbyka.ru

Очень часто слышишь и возмущенный ропот: вон, на каких машинах разъезжают эти толстые, жадные и грубые попы! А бизнес в храмах? Сколько у них эти самые свечки стоят, а сколько книжки и иконы в церковных лавочках! Крещение — столько-то рублей, венчание — столько-то...

 

Иные рассуждают не столь материалистически жестко. Для них важнее «духовные» причины, которые не пускают их в храм. «Почему дети умирают?» «Где был ваш Бог, когда мне было плохо?»

Список вопросов можно продолжить. Попробуем ответить по порядку.

* * *

Бабушек надо пожалеть и простить, часто они бывают неправы. Ведь многие бабушки воспитаны в богоборческой атеистической стране, это пришедшие к Богу бывшие пионерки, комсомолки, коммунистки, активистки профсоюзов. Не желая познавать сути христианства, они любят поучать всех, забывая, что самое лучшее замечание — это собственный пример. Нам надо снизойти к их немощи. Простить, как прощал Господь — без каких бы то ни было условий. Что касается жадности и грубости, которые, может, кто-то и наблюдал в храмах, то это личный грех каждого, и у каждого он свой. Но хамство доктора или медицинского персонала — не причина, чтобы не получить лечение от болезни. Непорядочность милиционера — не причина, чтобы ставить ярлык на всех людях в форме. В Церковь ходят не ангелы, а такие же слабые люди, подверженные страстям, которые, борясь с грехами, преодолевая искушения, иногда становятся такими, как святые Николай Чудотворец, Ксения Блаженная и Серафим Саровский.

Надо снизойти и к немощи людей, получивших от Бога благодать священства. Они тоже жили и воспитывались в нашей стране. Желание иметь машину само по себе неплохо, но когда это перерастает в страсть иметь самый дорогой автомобиль, то это уже грех. Кстати, если священник едет на дорогой иномарке, то это вовсе не значит, что он мечтал о ней или купил на свою зарплату. Другое дело, что очень дорогую машину можно было бы продать, купить себе подешевле, а разницу потратить с пользой для общества. Но каждый — и священник тоже — делает свой выбор сам. А купив дешевую машину, может, не раз потом скажет: «Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной».

Церковь всегда существовала за счёт добровольных пожертвований. И если батюшке подарили машину, то благочестивый человек порадуется за него и не станет завидовать и осуждать. А кто позавидует и захочет осудить, — всегда найдёт повод. Не нужно забывать, сколько обязанностей у священника, в сколько разноудалённых мест за день он должен успеть, скольких людей он должен посетить. Без машины чаще всего это просто невозможно сделать, что и понимают церковные благотворители, делая такие подарки.

Что до полноты иных служителей Церкви, то важно знать её причину. И если трудно говорить о красоте полноты, то о вреде её говорить нужно. Но если расположенный к полноте человек питается неправильно или, еще того хуже, у него нарушен обмен веществ, то сколько бы он ни бегал и ни постился, вес будет излишним.

В одной из своих бесед церковный миссионер диакон Андрей Кураев рассказал, как в юности, будучи семинаристом, он посетил Троице-Сергиеву Лавру и сразу же увидел там очень полного монаха. «Вот так Православие!» — подумал он. А монах, глянув на юношу, усмехнулся: «Вот-вот! И я так в юности про себя осудил одного толстого монаха. А Господь меня тем же и наградил!» Мы не знаем истинной причины полноты священнослужителей, а потому не будем брать на себя роль судей. Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете (Евангелие от Луки, глава 6, стих 37).

Итак, мы православные только на словах или на самом деле?

Многие люди, являясь номинально крещёными, в храм ходят, в основном, не для того, чтобы участвовать в Таинствах, а чтобы свечку поставить. Приведём пример.

Заходит в храм женщина, широко крестится трижды и говорит:
— Я в храм нечасто хожу, но мне надо помолиться за сына, чтобы он экзамен сдал. Кому тут помолиться?
Ей отвечают:
— Богу.
— Какому Богу?! Какой иконе свечку поставить?!

Проще откупиться, чем вникнуть в сущность православной веры. Так человек пришёл, помолился и ушёл, а так надо слушать, вникать в Слово Божие, звучащее в храме, жить по нему, исправляться, бороться с дурными привычками и пристрастиями. Конечно, легче отдаться пороку, чем постом и молитвой его искоренять. Приведём ещё пример.

Один здоровый мужчина хвалится перед священником:
— Я такой сильный, что могу арматуру согнуть!
— Хорошо, — говорит священник, — давай начнём с сигареты...

А некоторые говорят так: «Я никого не убивал, не воровал, у меня нет грехов». Больших грехов может и не быть. Но немного грязи на белоснежной рубашке — достаточное основание, чтобы признать её не совсем чистой. С другой стороны, если в этой же рубашке сидеть в тёмном помещении, то она не покажется такой уж грязной. И только благодаря свету можно увидеть испачканную рубаху или почерневшую от греховной грязи некогда чистую душу.

Хорошо, решил человек исполнить заповедь Нового Завета и стал регулярно причащаться, стал прислушиваться к тому, что читают и поют в храме — и тут он осознаёт, что ничего не понимает. И говорит: вот если бы перевели службу с церковнославянского языка на русский, вот тогда было бы всё понятно. Парадокс: дети в школе учат иностранные языки, а прислушаться к родной церковнославянской речи... Получается, «What is your name?» понятнее, чем слова «Помолимся о властех, воинстве и народе ея».

Надо сказать, что тот, кто ходит каждое воскресенье на службу, волей-неволей начинает запоминать то, что слышит. А если прилагает небольшое усилие, то начинает и понимать текст. Так что все эти разговоры — очередная надуманная причина, чтобы не ходить на службы. Правда, бывает поют и читают так, что ничего не расслышать и не разобрать. Тут проблема и в нас, церковно- и священнослужителях: у одних — трудности с дикцией, у других — тихий голос, у третьих — и то и другое вместе, но даже если установить микрофоны в каждом храме — церковнославянский текст не станет от этого понятнее.

Почему? Да потому что, не читая Священное Писание, трудно понять смысл богослужения. Проглотить фантастическую сказку о Гарри Поттере, которая в 4 раза толще Библии, легко, и время находится, а вот читать Книгу Книг — некогда, непонятно, да и неинтересно. Хотя можно взять детскую Библию, где всё понятно. И когда перед крещением спрашиваешь восприемников (крёстных родителей), каковы их обязанности по отношению к крестникам, то не слышишь ответа, что восприемник берёт на себя ответственность не только молиться о ребёнке, но и обязуется приводить его в храм, объяснять ему смысл православной веры, когда он подрастет, а самое главное — научить его жить по-христиански.

Теперь о так называемом «бизнесе». С одной стороны, как благодать можно купить за деньги? Понятно, что благодать Святого Духа невозможно оценить в денежном эквиваленте! С другой стороны, содержание храма требует немалых затрат.

К сожалению, не все крещёные знают, что в дореволюционной России каждый член большой православной семьи десятую часть своего дохода отдавал в храм. Для «пропитания» сотрудников, хора, священнослужителей, на издательскую, просветительскую деятельность, на создание домов милосердия, заведений для постоянного и временного проживания детей, на приюты для слепых, глухонемых, на ремонт, строительство т.д. А сегодня ещё нужны средства и на воссоздание разрушенных храмов, содержание семинарий, воскресных школ, гимназий, на организацию праздников и подарков для детей-сирот, освещение, налоги и т.д. Эта лепта называется церковной десятиной. Тогда понятна надпись на кружке: «Пожертвования на требы». Пожертвования добровольны — каждый дает, сколько хочет и может. Но установление ценников, надеюсь, временно. Оно вызвано, скорее, тем, что не все входящие в храм люди понимают, что содержание храма и его сотрудников измеряется установленной в обществе денежной единицей.

Апостолы питались от своего труда и проповеди. Так же и священнослужители. В большинстве случаев они не только служат, но и окормляют детские дома, приюты, хосписы, тюрьмы, являясь по сути психологами и педагогами. Если к священнику пришёл человек и попросил его крестить бесплатно, священник обязан помочь. Но даже у самого бедного человека всегда найдётся то, чем он может отблагодарить или поделиться. В Евангелии есть такой пример: Взглянув же, Он (Христос) увидел богатых, клавших дары свои в сокровищницу; увидел также и бедную вдову, положившую туда две лепты, и сказал: истинно говорю вам, что эта бедная вдова больше всех положила; ибо все те от избытка своего положили в дар Богу, а она от скудости своей положила все пропитание свое, какое имела (Евангелие от Луки, 21 глава с 1 по 4 стихи).

Предположим, у тебя не хватает денег на свечку, а так хочется её поставить и помолиться. Что делать? — Во-первых, нет денег, не ставь свечку. Просто помолись. Господь и без свечи услышит молитву. Бог не нуждается в свечах, Он говорит: Вот Я, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откровение Иоанна Богослова, 3 глава, 20 стих). Есть желание отблагодарить Бога — благодари, о чём-то попросить — проси, пожертвовать — жертвуй. Главное в жертве — это твоё желание и действие. И если твою свечку кто-то затушил раньше времени, то это вовсе не значит, что Бог не принял твою жертву. Или если ты написал записку о здравии или упокоении, а священнослужитель не прочитали её вслух, это не значит, что твоя личная молитва тщетна. Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже (Псалом Давида, 50, стих 19). Во-вторых, в каждом храме есть возможность жертвовать на «общую свечу». В-третьих, смысл Православия — не в свечках или просто в молитвах, а в соединении со Христом, Сыном Божиим, в Таинстве Причастия. Все молятся: и мусульмане, и иудеи, и сектанты, но только в Православии возможно не просто общаться с Богом (молиться), а быть с Ним в полном единстве, причащаться. Причащаться Ему, то есть становиться Его частью и принимать Его Самого внутрь себя. Таким образом, через причащение Богу в Иисусе Христе человек уподобляется Ему, получая от Него любовь, мир, радость, долготерпение, кротость, милосердие... Ни в одной религии нет того, чтобы Создатель добровольно принял мучение и отдал Свою жизнь за Своё творение. Наш Бог Иисус Христос не словом, а делом явил Свою любовь к нам. При этом некоторые говорят: «Не важно, в кого верить, Бог-то один». Посудите сами. Для нас Христос — это Бог, для мусульман Христос — всего лишь пророк, вовсе не Бог, а для иудеев и того хуже — лжепророк! Вот вам и разница...

В XX веке, веке массовых репрессий и расстрелов, богоборцы захватывали храмы, убивали христиан, многих из которых Церковь потом причислила к лику святых. Истории свойственно повторяться, и очень страшно думать о том, что вновь созидающиеся храмы могут быть опять разрушены нашими необразованными детьми и внуками. Ну в крайнем случае, переоборудованы в нечто «более полезное». Как до революции Церковь воспринималась просто как место для совершения обряда и люди чаще ходили в церковь только для того, чтобы покрестить, повенчаться, так и сегодня внешнее исполнение обряда для многих, к сожалению, является самым главным. Верить в Бога или верить в обряд (ex opera operate — т.е. в силу совершённого действия) — разные вещи.

По словам иерея Андрея Лобашинского среди называющих себя православными есть три группы:

- активные прихожане, имеющие определённую степень церковных знаний, церковную позицию, выраженную в поведении и духовной жизни. Эта группа немногочисленна. Наиболее велика она в столицах и крупных городах, на периферии же эта группа малочисленна...

- прихожане, имеющие очень небольшие церковные знания, но имеющие веру. В силу своей церковной неграмотности и духовной невоспитанности эта группа является наиболее духовно уязвимой, т.к. склонна к участию в различных маргинальных течениях. Именно среди таких прихожан ведут свою «деятельность» различные лжепророки, способствующие церковным расколам и разделениям.

- наиболее многочисленная группа, которую скорее можно назвать обрядоверами, чем верующими. Их вера не имеет положительного содержания ни в духовном, ни в каноническом, ни в догматическом смыслах. Там процветают всякие суеверия, люди, считая себя церковными, обманывают сами себя.

Скажут: хорошо, с людьми понятно, они не совершенны, а как же Бог? Почему Он такой жестокий, почему, например, допускает смерть невинных детей?

Этот вопрос до сих пор будоражит тех, кто не прочёл ответа в Священном Писании.

Писание же, да и наша ежедневная жизнь, говорит нам, что да, действительно, мы живем в жестоком мире. И если бы в этом злом мире полнота господства принадлежала Богу, то воистину справедливо было бы обвинять Его в жестокости. Но ведь всё обстоит совсем не так! И в этом мире царит отнюдь не Бог, а «царствует грех» со всеми «плодами» своего господства: всевозможными бедствиями, болезнями и смертью. Поэтому мы и произносим ежедневно молитву Господню «Отче наш». И в ней мы молимся: «Да святится Имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя яко на небеси и на земли». Да, на небе Имя Божие святится, воля Божия исполняется, там – Царствие Божие. Но здесь, в этом временном мире, мы этого не видим: Имя Божие подвергается поруганию, воля Божия не осуществляется и царствует грех, отцом которого является сам сатана. И вот в этот грешный и злой мир пришел Бог, чтобы спасти его и всех его обитателей. Апостол Павел, видя всё безысходное зло мира, в котором царит смерть, сначала в отчаянии восклицает: «Бедный я человек! кто избавит меня от этой смерти?» – и тут же возносит радостное благодарение Богу: «Благодарю Бога моего за Иисуса Христа, Господа нашего!» Не обвиняет, не жалуется, но благодарит Бога. В Иисусе Христе, Сыне Божием, открылось людям святое Имя Божие, в Нем, Воскресшем, к нам пришло Царствие Божие, в Нем исполнилась воля Божия о вечной жизни всех нас. В Иисусе Христе исполнились наши прошения молитвы Господней. И нам остается только верою соединиться с Христом в Крещении, Причастии и во всей нашей жизни по Духу Святому. В этом — наша вера. В этом — суть христианства. Нет, Бог не убивает! Бог спасает!

Родственники, не веря в жизнь после смерти — плачут, и здесь вряд ли поможет доктор Раймонд Моуди с доказательствами из своей книги «Жизнь после жизни».

Бог даровал человеку не только жизнь вечную, но и свободу, которой можно воспользоваться по-разному. Люди, рожая детей, обрекают их на смерть. И только благодаря Богу мы имеем возможность воскреснуть! Не Бог принимает решение убить — а человек. Поэтому Господь, не нарушая свободы воли, допускает смерть, зная, что после временной жизни начинается вечная счастливая жизнь. Или вечная смерть — кто что выберет.

Глупо обвинять Бога в своих ошибках. Сбила ребёнка машина. Кто виноват: Бог или человек, не соблюдающий скоростной режим? Но для неверующего — это конец, а для ребёнка — это начало, рождение в жизнь вечную, возможно, спасающее его от каких-то непоправимых бед на земле. Наши болезни и неминуемую смерть Господь преобразит в вечную жизнь.

Есть очень добрая современная притча. Немножко забавная, но, по сути, очень мудрая.

Два близнеца-эмбриона в утробе матери спорят: есть ли жизнь после родов. Неверующий младенец спрашивает верующего: «Ты веришь в жизнь после родов»?
Верующий младенец: «Да, конечно. Я уверен, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждет потом».
Неверующий: «Это глупость! Никакой жизни после родов быть не может! Ты можешь себе представить, как такая жизнь могла бы выглядеть?»
Верующий: «Я не знаю точно, но я верю, что там будет больше света, и что мы, может быть, будем сами ходить и есть своим ртом».
Неверующий: «Своим ртом?»
Верующий: «Да, я уверен, что это возможно. Все будет просто немного по-другому. Это можно себе представить».
Неверующий: «Но ведь оттуда ещё никто никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. И вообще, жизнь — это одно большое страдание в темноте».
Верующий: «Нет, это не так! Я точно не знаю, как будет выглядеть наша жизнь после родов, но в любом случае, мы увидим маму, и она позаботится о нас».
Неверующий: «Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?»
Верующий: «Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живем, без нее мы просто не можем существовать».
Неверующий: «Полная ерунда! Никто никогда не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что ее просто нет».
Верующий: «Знаешь, когда все вокруг затихает, можно услышать и почувствовать, как она гладит наш мир. Я твердо верю, что наша настоящая жизнь начнется только после родов. А ты?»

Давайте сделаем правильный вывод из этой притчи: можно ли находиться в утробе мамы и не верить в её существование? — Можно. Но если ты не видел, это не значит, что этого нет. Если не видно солнца, которое находится за облаками, то это не значит, что его не существует. Если тебе говорят, что есть жизнь после смерти, что Христос жил среди людей и является Богом, то какие основания не доверять? Либо я доверяю родителям и учителям, либо не доверяю. Да, и родители и учителя могут ошибаться или говорить неправду, но тогда надо подвергать сомнению то, что когда-то жили: Платон, Иосиф Флавий, Евсевий Кесарийский или Александр Македонский. То есть либо я верю, что они жили до нас, доверяю родителям и учителям, либо не верю. Либо верю, что Христос жил среди людей и является Богом, как об этом сказано в Библии (Ин. 5, 39; 8, 58; 10,30, Рим. 9,5 и прочие места Священного Писания), либо не верю.

Но ведь не верить в жизнь после родов это то же самое, что не верить в жизнь вечную после смерти. Хорошо сказал по этому поводу физик, философ Б. Паскаль: «Если я верю в жизнь после смерти, и это окажется правдой — я ничего не теряю, а если не верю, то теряю всё». Но наша вера должна быть не на всякий случай — вдруг это правда? Она должна стать уверенностью — как итог, плод доверия Богу. Иначе христианство становится не бескорыстным подвигом любви, а расчётливым путём, якобы ведущим в рай. Мол, я тебе, Господи, свечку, а Ты мне грехи прости или здоровья дай! Или бывает так: я молюсь, молюсь, мне плохо, а Бог меня не слышит... На этот счёт тоже существует современная притча.

Однажды человек, умирая, увидел всю свою жизнь в виде следов, отпечатанных на песке. А рядом с его следами — ещё чьи-то следы. И в те дни, когда особенно было трудно, видны были следы только одного человека. Тогда он в недоумении обращается к Господу и говорит: «Как же так, Господи, в те дни, когда мне было особенно трудно, Ты оставлял меня!» А Бог ответил: «Сын мой, в те дни Я брал тебя на руки».

Человеку надо определиться: либо я люблю Бога, во имя Которого крестился, и соответственно живу по Его заповедям, либо я только говорю, что люблю Его, а живу по своим принципам. Необходим выбор и решительность. А решительности-то как раз и не хватает. И здесь выявляется ещё масса других причин, которые не дают человеку ходить в Церковь.
 

продолжение следует...

Священник Глеб Грозовский
Источник: Православие и мир